Реализуем щетки Bosch оптом и в розницу.  |  Начальная настройка атс.

Секреты женского обаяния

 

Дорогой читатель история, которую я сейчас расскажу Вам, родилась довольно необычным образом - в телефонном разговоре. Вы справедливо зададите вопрос "а чего собственно в том необычного ведь мы так часто любим, поболтать по телефону?". Все дело в том, что эту историю я подслушал и если бы не сущая случайность, то и рассказать мне Вам было бы не о чем. А все злосчастная способность наших телефонных сетей иногда подключить к разговору третьего лишнего. Но только представьте себе, как бы обеднело наше общение, потеряй мы эту удивительную возможность случайно присоединиться к чьему-то сокровенному разговору. И в этом Вы сейчас убедитесь.

Скучая как-то вечером мне, пришла в голову спасительная мысль позвонить одной моей приятельнице, этакой, экзальтированной дамочке, темпераментной оригиналке любящей поговорить обо всем, что ей на язык попадется. Но все же самым важным хобби для нее были мужчины, но не подумайте чего плохого просто, она любила ими увлекаться, а точнее увлекать их собой. Как она сама объяснила, что делает это просто от скуки, чтобы скрасить не балующую разнообразием жизнь. Так вот совсем недавно у нее стал завязываться многообещающий романчик, о чем она не без удовольствия сообщила мне в нашем последнем с ней разговоре. Для меня это событие было лишь мелким развлечением вечно скучающей дамы в бесконечной череде бывших и еще предстоящих интриг. А потому я не предал этому событию особого значения. Помню только, что герой ее нового романа был танцором мужчина он был молодой не опытный, но крайне самодовольный и раздражительный уже успевший с ней перессориться. Хитренькая приятельница, памятуя о моей профессии психолога,  даже просила моего совета как ей незаметно подступиться к сердцу этого “Невинного” молодого человека минуя его светлую голову. На что я отшутился, понимая, что эта женщина навряд ли нуждается в совете вообще и уж тем более мужском. Она кокетничала, удерживая в моих глазах имидж слабой и беззащитной женщины. Зная о ее любовных интригах и отношению к мужчинам, представить ее иначе как лакомящуюся креветками в ресторане я не мог. Мужчины были для нее мелкими сладкими креветками, которых она сначала разламывала, а потом высасывала, отбрасывая в тарелку их жалкие останки. Не мог я понять только одного, как же ей удавалось так ловко дурачить своих несчастных жертв, которых, в конце концов, она безжалостно бросала, оставляя на растерзание их уязвленному мужскому самолюбию.

Так скучным вечером я набрал ее номер телефона и ожидал гудка, но его не было и время замерло в неопределенной тишине. Прождав немного, я уже было, решился опустить трубку, как вдруг явственно услышал голос своей знакомой с кем-то разговаривающей. И это был не обычный разговор, а выяснение отношений.

Уже на первой минуте разговора еще не понимая его содержания, я был поражен тому, как удивительно менялся ее голос, проделывая невероятные па от возмущения до горечи, от ненависти до глубокой симпатии, от обвинения до самообвинения. Признаюсь, но такого мне слышать еще не приходилось. Немало удивленный услышанным я не сразу понял, что подслушиваю чужой разговор. Отойдя от гипноза первого впечатления, я попытался понять, с кем же она говорит, но собеседник молчал в ответ на ее пламенные тирады. Очень скоро я догадался, что им был тот самый молодой человек - жертва ее очередного романа. Тут я понял, что мне предоставилась редкая возможность стать свидетелем настоящей охоты на мужчину. Замотав трубку носовым платком я без особых этических колебаний погрузился в многообещающий монолог о чем к стати потом не пожалел ни единой минуты.

-                   Вы только послушайте меня! Прошу только послушайте!

Агрессивно и с напором умоляла она своего собеседника.

-                  И не бросайте трубку, что это вообще за манера такая скажите мне, кто Вас этому научил это просто не культурно швырять трубку и тем более, когда с Вами разговаривает женщина.

Требовательно начав, моя приятельница вдруг наполнилась горькой обидой, словно бокал отравленным вином. Видимо их последняя беседа закончилась тем, что молодой человек, не выдержав ее яростных любовных притязаний, бросил трубку. Честно говоря, в этот момент я не был уверен в том, что он вообще слушал ее. Но между тем она настойчиво продолжала свой монолог.

-                    Анатолий Сергеевич Вы знаете, что бросить трубку, когда с вами разговаривает женщина это все равно, что ударить ее да именно ударить коленом в живот!

Совершенно неожиданно на изуверской ноте закончила она. А мне показалось, как ее глаза повлажнели, и слезные дорожки пробежали у нее по лицу. После небольшой паузы она продолжила говорить, но уже в нос я не ошибся, она прослезилась. А я подумал, про себя, надо же какая актриса!

-                   Да и я не скрою, Вы причинили мне боль, которую я не смогу ни когда в себе изжить она будет мучить меня до самой моей кончины. Никто еще не причинял мне такого душевного страдания и мне страшно, что этим палачом стали Вы именно Вы Анатолий Сергеевич. А ведь Вы интеллигентный человек, человек искусства. Вы тот человек, на которого казалось бы, должны равняться другие мужчины, поверьте, мне я могу судить об этом.

С последним было трудно не согласиться, особенно учитывая тот тон, которым она это произнесла. Выслушав произнесенные незнакомцу дифирамбы, не скрою, я испытал некоторую неловкость. Но моя приятельница продолжала обличать и негодовать.

-                   Какое разочарование оно страшнее той боли, что Вы мне причинили. Скажите мне скажите, если даже Вы такой тогда чего ждать от других мужчин? Нет, это невыносимо я не могу представить, что это может быть правдой, но это так и есть. И все мои надежды найти в вашем лице друга и товарища наивное заблуждение горькая и страшная ошибка. Да Анатолий Сергеевич Вы чудовище и молчите только молчите Вы страшное и опасное чудовище. Я поняла Вы злой ангел, посланный на землю что бы изводить и без того несчастных женщин. О я представляю, как должно быть Вы довольны своей миссией, а душа Ваша ликует громогласным хохотом слушая вопли и стоны еще одной из Ваших жертв.

После чего она самым естественным образом зарыдала в трубку, да так что  даже мне посвященному в тонкости ее любовной интриги стало ее жалко. Хотя я прекрасно понимал, что все, что я  слышу всего лишь игра. Рыдания и дождь слез исчезли так же внезапно, как и начались и приятельница продолжила далее.

-                   Я больше не смогу, сердце мое сгорело, только монастырь спасет меня в тени своих одиноких убежищ или беспощадная смерть отнимет неизлечимую боль. Анатолий Сергеевич прошу вас о последнем одолжении, если конечно на пепелище вашей души остался хотя бы один тлеющий уголек сострадания. Помогите мне, и я прощу вам то злодеяние, что Вы совершили надо мной. Скажите, как мне найти монастырь да Вы не ослышались мне нужно в монастырь, помогите мне, и я не более не побеспокою вас, заживо погребя себя в склепе его тихих многострадальных стен. Что же Вы молчите вам мало моей боли ну Вы и садист! Молчите лучше молчите, я знаю, Вы хотите уморить меня, вам нужно увидеть, как я буду корчиться в предсмертных муках, тогда найдите мне яд и я покончу с собой у вас на глазах. Найдите, в конце концов, в себе мужество и доведите начатое дело до конца – убейте меня. Только из Ваших рук я приму смерть покорно как величайшее благодеяние. Может быть, это успокоит вашу плотоядную натуру, но не ждите, я буду умирать спокойно, с улыбкой на лице, я гордая женщина и валяться у Ваших ног я не стану даже не надейтесь на это.

Закончила она свою обличительную тираду, и я почувствовал, как она выпрямилась и приосанилась. Тут я и услышал чуть слышное сопение ее собеседника. При таком повороте событий этот монолог заинтересовал меня еще больше. Не скрою, было у меня подозрение, что ее собеседник, уже давно положил телефонную трубку себе на живот и тихонько похрапывал в такт своим сновидениям. Но я оказался не прав он слушал, как бы мне хотелось знать, о чем он в этот момент думал, и что он чувствовал только это незнание несколько портило общее впечатление от этого неожиданного дива, которому я стал свидетелем.

-                   Что же Вы молчите Анатолий Сергеевич?

С укоризной спросила она его и тут же продолжила, словно опасаясь того, что он ответит ей.

-                   Вам, наверное, никто не говорил страшной правды, но я скажу, потому что больше никто в этом бездушном мире не относиться к вам лучше, чем я. Да и это правда я как настоящая женщина могу простить все даже боль и страдания, хотя вам бездушному мужчине этого никогда не понять. Это страшно, но Анатолий Сергеевич у вас в голове не нежные серые клеточки, а знаете ли такие блестящие детальки и цветные проводочки. Представляю, как будет удивлен вами патологоанатом Анатолий Сергеевич.

Мрачно и с ядовитой ехидцей поддела она его. Я же подумал, что после столь жесткого хода я услышу далекие короткие гудки. Но в трубке слышалось все то же сопение, которое даже несколько усилилось и участилось. И между тем приятельница продолжила, но в совсем другом тоне.

-                   Анатолий Сергеевич и это правда, в том, что в устах Ваших скрыта страшная сила, Вы не говорите, а внушаете каждым своим словом. Вы подобно волшебной дудочке влечете на погибель несчастных женщин услышавших чарующую мелодию вашего голоса. И я одна из несметных жертв парализованная Вашим сладким ядом. Но не думайте что, лишившись воли, я лишилась разума я успею сказать вам всю правду о Вас, перед тем как Вы черный паук высосете из меня всю душу. Когда Вы говорите, Анатолий Сергеевич Вы притягиваете к себе как магнитом лишая воли, когда кричите Вы иерихонская труба, повергающая своих врагов в страх и растерянность. Самое главное и важное Вы совершенно бездушный и черствый человек у вас есть только ум и больше нечего. Вас невозможно обыграть Вы не совершаете ошибок Вы просто вычислительная машина, обличенная в человеческое тело самое страшное тело да тело удивительной красоты.

Она снова всхлипнула, а я снова смутился ее смелым комплиментом в адрес незнакомца. И она, но уже романтично продолжила.

-                   Когда я впервые увидела Вас, Вы были похожи на снизошедшего, на землю Ангела. Стоя возле зеркала в незабываемых лиловых трико всем своим видом Вы выражали надменность и неприступность. Вы и представить себе не можете, как жалко вокруг вас роились эти бабенки - мамаши Ваших бездарных учеников. Они все жужжали, по очереди подлетая к вам заискивая и заглядывая в Ваши холодные как горный хрусталь глаза. Вы что не понимаете, что они трутся возле Вас не из-за своих детишек дети лишь повод приблизиться к вам недоступному и далекому как затерянная в необъятных пространствах космоса звезда. Знаете, Вы очаровываете не только женщин, Ваши чары страшны и для мужчин. В тот день я была не одна, со мной был мой племянник прекрасный чистый юноша лет 17 взращенный моей сестрой на музыке книгах и балете. Вы не представляете, как он смотрел на вас, так смотрят только юные девушки на своих кумиров. Признаюсь, это даже несколько озаботило меня, но я поняла его. Именно тогда я поняла, на сколько Вы по мужски, одарены, Вы способны высечь горячую искру женской любви даже из черствого мужского сердца. Кстати он очень мечтает, познакомится с вами, но не решается из-за сильного волнения, бедный мальчик, он не знает, что вам сказать. Теперь его любимый цвет – лиловый Вы понимаете, что Вы сделали с его нежным сердцем, он носит такие же трико, как и Вы. Вы понимаете, какой животворящей силой Вы наделены и как изуверски ее используете, уродуя нежные сердца Ваших поклонников.

Пытаясь припомнить юного племянника 17 лет у моей знакомой, я не обнаружил даже сестры точно зная, что в нашем городе близких родственников у нее нет. Что значило, что влюбленный юноша был всего лишь ее ярким вымыслом и не более того. Сопение на другом конце между тем становилось сильнее, выдавая волнение молодого мужчины. Монолог же обещал быть еще более увлекательным.

-                   Анатолий Сергеевич Вы не понимаете, кого Вы теряете в моем лице, я хочу только дружить с вами, быть вам послушной подругой, не ограничивающей вас не в чем быть вашей соратницей. Я даже представить себе не могу, как можно ограничивать столь одаренного человека. Я Ваша слуга ниспосланная, что бы вернуть вас на путь созидательности стать Вашей скромной подданной на пути к славе и вечности. Никто больше и лучше меня не поймет Ваши самые смелые глубокие и изысканные мечтания. Хотите, я стану наложницей, для вас, и буду удовлетворять Ваши самые унизительные желания. Вам ведь нужно чувствовать себя настоящим господином, Вы созданы для этого Вы такой породистый. И еще Вы страшно привлекательны о эти обтягивающие трико. Только своим присутствием Вы вызываете нестерпимый жар страсти, лишающий разума и рассудка зажигающий в женской утробе горячую свечу сладострастия. Не сомневаюсь у вас огромный мужской опыт. Можно только догадываться, сколько женщин мотыльками налетев на холодное пламя вашего обаяния, сгорели в серый пепел или, опалив крылышки, бились в конвульсиях у Ваших ног, как и я сейчас. Да впрочем, что это я сотрясаю воздух, Вы ведь по прежнему далеки и неприступны Вы ледяное сердце глыба, которую мне не под силу растопить и показать вам, что такое летний солнечный денек теплый песок и журчание речки. Вы рождены за полярным кругом среди льдов и Ваши друзья ледяной ветер и белые медведи.

Да с медведями Она, конечно, перебрала, подумал я. А между тем сопение стало прерываться длительными волнующими паузами. Интерес же мой все больше возрастал.

-                   Я дура и не сразу раскусила Вашу коварную и закрытую натру Вы одержимы властью и тщеславием. Вы стремитесь к величию и вечности. Я слышала передачу, которую Вы ведете, о, как завораживающе Вы играете своим голосом приманивая к себе все новых и новых жертв. Не обижайтесь, но в жизни Вы просто хладнокровный удав. Анатолий Сергеевич, поверьте, Вы на ложном пути вам только кажется, что Вы служите народу, нет, Вы отдаляетесь от него, чем выше Ваши поклонники поднимают вас на своих руках навстречу манящим вас звездам славы и признания, тем дальше оказываетесь Вы от людей. Вы хотите оставить след в истории, но я скажу вам, как это будет выглядеть, в конце концов. Вашими друзьями станут потертые очкастые историки, любимое занятие которых копошиться в пыли библиотек. Да еще жуки, которые будут пробавляться бумагой с изображением вашего прекрасного лика, о, об этом даже неприятно думать.

Я заметил, что моя приятельница не на шутку разозлилась и уже с трудом сдерживала свои раздражение и злость. Что немало озадачило меня, такой ее я себе и представить не мог. И между тем она продолжала задевать тему бессмертной славы. Ниспровергая устоявшиеся представления о ней.

-                    А если Вы попадете в учебники, ученики будут ненавидеть вас за то, что вместо прогулок им придется читать про Ваши великие деяния. Вымещая, они будут пририсовывать к Вашим портретам всякие гадости. Но это далеко не все неприятные перспективы, что ожидают вас на пути к вечной славе. Если Вы окажитесь в газетах, вас сначала зевая в полусне, прочитают, а потом Вашим одухотворенным лицом вытрут одно место. Вы только представьте себе как это должно быть отвратительно. В лучшем случае вас подложат на скамейку или завернут Вашим лицом вонючую селедку. Анатолий Сергеевич научитесь ценить простую жизнь, посмотрите, ее ценности рассыпаны прямо у Ваших ног пусть они невзрачные, но они самые настоящие и одна из них это Я!

С редким по нескромности пафосом она сменила тон и повернула разговор от звезд к насущному. И тут же продолжила, не давая опомниться не на шутку рассопевшейся жертве.

- Ну, вот что бездушный черствый заблудившийся в своей никчемной мужской жизни рыцарь в заржавленных латах. У меня нет больше сил, терпеть ваше молчаливое присутствие Вы меня этим оскорбляете, да уж лучше бы Вы бросили трубку, как прежде это было бы не так жестоко и не в пример той пытке, которой Вы повергли меня сегодня своим унизительным молчанием. Я больше не могу, понимаете, не могу!!! у меня болит голова, что Вы со мною сделали?…

И она в сердцах швырнула трубку и ее голос, к которому я уже успел привыкнуть, сменился на холодные гудки, а сопение все еще слышалось. Молодой человек пребывал в странной, но уже понятной мне задумчивости. Что он ждал чуда, что гудки снова обратятся в ее голос или переваривал все то, что только что услышал, этого я уже не понимал. Вырвавшись из оцепенения, от впечатления услышанного, я опустил трубку, оставив молодого человека наедине со своими раздумьями. Вот тут я и понял в чем секрет женского обаяния.

© Каледин О.Н. 2000 г.

Эл. Ж-л: Самиздат

Kaledin@mail.ru

Kaledin@mailru.com